Как я служил офицером связи

Командир дивизиона по требованию штаба дивизии отправил меня служить офицером связи (между штабом артиллерии дивизии и штабом артиллерии армии). Мне дали коня с санками и ездового. Моя задача была возить пакеты между штабом армии и штабом дивизии. Жили мы при штабе армии. Штаб армии занимал 2 или 3 деревни, расположенные неподалёку. Штаб артиллерии армии занимал избу. Начальником штаба был полковник Михельсон, старого закала офицер. Ему было под шестьдесят. В его подчинении было ещё три офицера. Работали больше ночами. Изредка в штабе бывал командующий артиллерией армии генерал Хлебников.

Иногда я бывал дежурным по штабу и наблюдал их работу. Между прочим, когда сутки дежуришь, ночью спать хочется, а если что-нибудь пожевать, то сон уходит. Генерал Хлебников, видимо, основное время проводил в частях. В то время наши части заняли оборону. У штаба всегда стоял часовой – двое солдат, живших при штабе, охраняли его, дежуря по 12 часов и сменяя друг друга.

Нас, офицеров связи, было при штабе человек 8-10. Сначала мы питались при армейской офицерской столовой. Питание было очень хорошее. Но позже нас сняли с довольствия. Нам стали выдавать сухой паек, и мы сами себе готовили. Хозяйка дома помогала нам готовить. Ее муж был на фронте.

Помню, в 1942 году я решил отметить день своего рождения, 30 марта. Решил достать вина. Мне повезло. В это время в армии было плохо с табаком. Как-то еду на своих санках и по дороге встречаю солдат, которые везут продовольствие с базы в часть. Я у них выменял 2 бутылки водки за 2 пачки махорки. Вообще на фронте часто бывали перебои с табаком. Солдаты очень страдали без табака, курили всякую сушеную траву. Хорошо, что я не курил и не страдал этим недугом. Зато водки попил много. Мне удалось отметить день своего рождения, хотя выпито было немного. Часто нам делать было нечего, и мы играли в карты, в очко. Деньги нам выдавали за вычетом аттестата регулярно. Тратить деньги по существу было некуда. Их можно было тратить только в военторге. Военторг был редкий гость и обслуживал в основном начальство, да и была-то там мелочь – одеколон и т.п. Так что в карты мы сражались здорово. Бывали случаи, когда на столе лежали кучи денег.

Позже у нас отобрали ездовых, и мы вынуждены были ухаживать за лошадью сами. Кстати, мой ездовой был характерный тип. Это был пожилой солдат. Но солдатского было в нём мало. Полуграмотный крестьянин, он одевался небрежно. У него вечно текли сопли. Но он был незлобив и послушен.

Comments are closed.

Уголок неба - Большая
авиационная энциклопедия Портал Саратова