Маневры

Выводка происходила так. Перед группой высших чинов (командующего артиллерией дивизии, командира полка и др.), а также ветврача проводили каждую лошадь отдельно под уздцы. Ездовой проводил лошадь, останавливаясь перед каждым начальником. Перед этим объявлялось, лошадь какой батареи. Командиры батарей тут же стояли. Начальство смотрело лошадь, ее упитанность, чистоту, наличие потертостей и т.п. Особенно нас донимала чистота. Чтобы содержать лошадь в чистоте, надо хорошо потрудиться. Обычно какой-нибудь высокий чин подходил к лошади и платочком проверял ее чистоту. Чаще он оставался недоволен. Все это отмечалось в специальном журнале. По итогам обычно издавался приказ по полку, и каждому командиру батареи давали по заслугам. Иногда прямо при осмотре делался разнос за плохое состояние лошади. У нас в батарее был такой случай. Старшина батареи свою хозяйственную лошадь обычно мало чистил, а перед выводкой так ретиво ее чистил несколько часов подряд, что вызвал раздражение кожи. В итоге получилось так, что до нее нельзя было дотронуться – она брыкалась. Когда на выводке начальники подошли и хотели дотронуться до нее, она стала брыкаться. Проверяющий махнул рукой – проходи, мол, дальше.

Бывали инспекции другого рода. Однажды командир дивизии проверял общий порядок в полку и у одного старшины обнаружил в укромном уголке всякое тряпьё. Что вообще есть у всякого старшины. Но этому не повезло. Генерал разбросал все тряпьё, кричал, ругался. Все местное начальство – командир полка, командир батареи – стояло навытяжку, а генерал производил разнос.

Но, в общем, мы на формировании хорошо отдохнули, а главное, отдохнули от взрывов снарядов, свиста пуль, от витающей над каждым из нас смерти.

В конце нашего отдыха были проведены маневры. Задача была действовать также как в бою, только без боевых стрельб. Но на наблюдательном пункте (предполагалась стрельба с закрытых позиций) команды на батарею не отличались от действительных. На нашем наблюдательном пункте был прикреплен посредник – офицер, который записывал все промахи в поведении командира батареи и взвода разведки (под моим управлением). Он ставил задачу, изменял обстановку, требовал соответствующих реакций. Мой командир батареи был очень хорошим человеком, у нас с ним были товарищеские отношения. Жаль, я не запомнил его фамилию. Но почему-то он немножко растерялся в своем поведении. Хотя я и сам не обладаю хладнокровием, но в этот раз вел себя достаточно спокойно и выручал его, подавая правильные советы.

Comments are closed.

Уголок неба - Большая
авиационная энциклопедия Портал Саратова