Наступление

Не успели мы согреться и уснуть, как зазвонил телефон, и прозвучала команда «Приготовиться к маршу!» Тут началась общая суматоха, в которой я плохо ориентировался. Я ещё не знал своих солдат и вообще ничего не знал о практической боевой жизни. Все выбежали из землянки. Подали лошадей. Орудия готовили в походное положение, приводили в порядок зарядные ящики (в которых держится боекомплект снарядов). Искали недостающие ваги для зацепки орудия. Грузили на поданные повозки немудрёное имущество, личные вещи, одеяла, пилы и топоры, катушки с проводом, телефонный аппарат и т.д.

Наконец батарея двинулась из леса к дороге. В то время наша часть стояла в обороне недалеко от истоков реки Волги у поселка Селижарово. Наше наступление было продолжением общего наступления под Москвой, начатого 5 декабря 1941 года и закончившегося 22 декабря. На нашем участке наступление пехоты было очень стремительным. Немецкие войска отступали, бросая всё. Редкие дороги, глубокие снега и морозы препятствовали продвижению нашей артиллерии. Мы двигались день и ночь, по несколько суток не спали. Я сам, идя за орудием, засыпал на ходу. Выматывались ужасно. Помню, как первый раз видел убитого солдата, лежащего среди снега, недалеко от дороги, и нехорошая мысль пронзила меня.

Первый бой, когда наши пушки стреляли – у населенного пункта и железнодорожной станции Пено. В тот раз меня поразила (потом я привык) обстановка на батарее во время боя. Огонь вели с закрытых позиций (когда батарея закрыта или лесом, или постройками, или находится в ложбине и непосредственно с переднего края не видна). Команда по стрельбе передаётся с наблюдательного пункта по телефону (иногда по рации). Команды старшего на батарее, команды командиров взводов, команды командиров орудий… Все кричат громким, жёстким голосом. Беготня солдат, подающих снаряды, грохот выстрелов – всё это создаёт особую обстановку, в которой всё личное подчинено этой адской работе.

Ещё жарче бывает, когда противник обстреливает батарею артиллерийским или миномётным огнём. Запомнились мне бои за железнодорожные станции Пено, Охват, Андреаполь и Торопец.

Помню, как в Торопце я видел место немецкого пулемётчика, защищённое сложенными треугольником (в плане) шпалами. Внутри была гора стреляных гильз высотой в метр!

Comments are closed.

Уголок неба - Большая
авиационная энциклопедия Портал Саратова