В Москве

Прошло месяца полтора, и мы снова замаршировали на фронт. Направляясь после отдыха на передовую, в наступление, мы проезжали по железной дороге через Москву. Хотя непосредственной угрозы для Москвы уже не было, всё же город вечером погружался во мрак. Наш эшелон должен был стоять несколько часов. Мой старшина был москвич и соблазнил меня поехать в город (мы стояли на какой-то товарной станции) и заехать к его родственникам. Хотя уходить от эшелона не позволялось. Но в Москве старшина ускользнул от меня.

Я был вынужден возвращаться один. Помню, как ехал в полупустом темноватом вагоне метро (время было позднее). Когда пришёл к месту, где стоял наш эшелон, оказалось, что он ушёл. Это было неприятно – меня могли заподозрить в дезертирстве, а в то время это грозило большими неприятностями.

Я вынужден был пойти в железнодорожную комендатуру, чтобы выяснить, есть ли возможность догнать мой эшелон. К счастью, всё обошлось благополучно. Военный диспетчер, когда я назвал ему номер эшелона, сказал мне, что скоро подойдёт эшелон нашего соединения, следующий по тому же направлению. Была уже глубокая ночь. Наконец подошёл эшелон. Тут же из эшелона были поставлены на путях пулемёты для его охраны. Я был немного удивлён. При следовании нашего эшелона такой охраны на остановках не было. Оказывается, в эшелоне ехал штаб нашей дивизии. Видимо, была положена повышенная охрана. Я сел в этот эшелон и вскоре догнал свою часть.

Помню ещё, как только прибыли в Москву, наш комиссар дивизиона, до войны работавший в сфере киноискусства, звонил своим знакомым киноартистам и очень эмоционально сообщал им о своём кратком пребывании в Москве.

Comments are closed.

Уголок неба - Большая
авиационная энциклопедия Портал Саратова