Советские и немецкие САУ в 1941-42 годах

Перед самой войной советские конструкторы разработали пусковые установки для реактивных снарядов калибром 132 и 82 миллиметров на шасси ЗиС-6. 1 июля 1941 г. батарея «Катюш» капитана И.А. Флерова стерла с лица земли ж/д узел Орша с немецкими эшелонами боевой техники, боеприпасов и живой силы. Исключительно высокая эффективность реактивной артиллерии способствовала ускоренному развертыванию ее серийного производства.

Однако шасси ЗиС-6 было уязвимо не только для артиллерийского, но даже для ружейного и пулеметного огня. В связи с этим в августе 41-го года КБ завода “Компрессор” начало разработку реактивной системы залпового огня БМ-8-24 уже на базе легкого танка Т-40. Она была оснащена направляющими, рассчитанными на пуск 24 реактивных снарядов М-8 калибром 82 миллиметра. Когда танк Т-40 был снят с производства, выпуск РСЗО продолжался на базе танка Т-60.

БМ-8-24 отличалась от вариантов на базе грузовиков более высокой проходимостью, высокой защищенностью от ружейного и пулеметного огня, маленькой высотой, и большим горизонтальным углом обстрела. Когда же сняли с производства и Т-60, прекратили выпуск САУ БМ-8-24. САУ БМ-8-24 участвовала в контрнаступлении под Сталинградом, продемонстрировав преимущества самоходок в условиях зимнего бездорожья.

Несмотря на острую потребность Красной Армии в САУ, до конца 1942 года новых самоходок (кроме ЗиС-30 и БМ-8-24) в войска не поступало. Это было связано с острейшей нехваткой танков на фронте после весенне-летнего (1942) наступления немцев, в ходе которого Советская армия несла тяжелые потери, а заводы, эвакуированные на Восток, не успели набрать необходимую производственную мощность. Выпускаемые ГАЗом легкие танки Т-60 мало годились для создания САУ на их базе. Шасси Т-34, крайне необходимых фронту, невозможно было выделять под самоходки. То же можно сказать и о шасси тяжелых танков КВ-1С.

Совсем иная ситуация складывалась по ту сторону линии фронта. КВ и Т-34 поначалу посеяли страх в немецких частях. Но это не могло продолжаться долго. Как показывал опыт, самоходки StuG III Ausf B оказались неэффективными против наших Т-34 и КВ. StuG III Ausf B модернизировали, установив на ней длинноствольную 75-миллиметровую пушку StuK 40 и увеличив толщину брони. К концу осени 1941 года новая модификация StuG III Ausf B была введена в серию как StuG III Ausf F. 120 машин принимали участие в наступлении уже летом 1942 года.

Другой новинкой стала «Мардер» (куница), самоходка-истребитель танков, поставленная на шасси танка Pz Kpfw 38 (t) и вооруженная, как ни странно, советской пушкой Ф-22 калибра 76,2 миллиметра конструкции Грабина. Захватив много трафейных орудий Ф-22, немцы модернизировали их, причем по советскому же плану, и получили новую мощную противотанковую машину.

Пушка Ф22 и 88-миллиметровая зенитка FlaK 18 довольно долго оставались единственными орудиями, способными гарантированно поражать Т-34, а иногда и КВ. Для создания САУ немцы активно использовали шасси устаревшего легкого танка Pz Kpfw I, на базе которого были разработаны самоходная гаубица Sturm infanterie Geschutz (SiG) I и истребитель танков PanzerJäger. На Восточном фронте они действовали без особенного успеха, но неплохо зарекомендовали себя в Африке

Comments are closed.

Уголок неба - Большая
авиационная энциклопедия Портал Саратова